Основной двигатель прогресса

 
(Немного об очевидном)

          Сегодня очень широко распространено мнение, что главным двигателем прогресса является лень. Но это мнение не совсем правильно. Ибо лень хоть и действительно двигатель прогресса, но всё же далеко не главный.

          Ведь ленивы, например, и ленивцы, и черепахи, и улитки. И ещё миллионы других видов животных. Чрезвычайно ленивы даже хвалёные муравьи и медоносные пчёлы: на 96-97% из таких ленивых рабочих особей состоит население любого муравейника или улья. То есть лень как отсутствие желания тратить энергию распространена в живой природе чрезвычайно широко. Однако наибольших успехов, триллионократного превосходства над всеми прочими ленивыми животными в плане прогресса достигли именно люди.

          Тогда, может быть, двигателем прогресса является разум? Но кора головного мозга — главное вместилище высшей нервной деятельности — у китообразных равна или даже превосходит величиной кору головного мозга человека. Тем не менее чрезвычайно интеллектуально продвинутые дельфины тоже отстают от человека по части прогрессирования в десятки тысяч раз.

          А может быть, главным двигателем прогресса является стремление, тяготение как можно больше получать, прикладывая при этом как можно меньше усилий? Это то, что обычно называется жадностью и что по сути близко к той же лени — и что всё так же точно свойственно очень многим из живых организмов (например, всем "внешне" запасающим животным типа пчёл, муравьёв, хомяков, сеноставок, сорокопутов и т.д.). А не одному только человеку.

          В реальности главный инструмент нашего, человеческого прогресса — это, конечно же, наши "костыли", наши подпорки под интеллектуальную деятельность. То есть так называемая "материальная культура". И в самую первую очередь, естественно, всевозможные средства производства.

рисунок

Сия материальная культура позволяет нам, людям, вне зависимости от слабостей нашей мозговой памяти очень крепко "запоминать", годами и тысячелетиями оставлять неизменными, не терять полезные достижения. Ну, а органическим дополнением к вышеупомянутым подпоркам являются, понятно, органы для очень успешного использования данных подпорок под интеллектуальную деятельность. То есть, в частности, наши руки, особо хорошо приспособленные для всевозможных манипуляций с предметами.

     20.05.2017


          Уважаемый Материалист, нет ли у Вас противоречия между вот этими рассуждениями:

          "И только миллионы лет спустя человек начал обширно применять в орудийной деятельности разум. То есть начал делать изобретения (как средства решения проблем, возникающих противоречий), делать новации не в результате естественного отбора случайных проб, а в результате моделирующей деятельности мозга.

          Вот тут-то у нас и пошли нарастающие по экспоненте успехи в воспроизводстве вида.

          Но нужно отметить, что эти успехи пошли по экспоненте не столько из-за наличия у нас разума (несомненная высшая нервная деятельность имеется и у дельфинов, но бедолаги прозябают в безнадёжной первобытности, дикости), сколько в результате создания, накопления, расширения и обогащения нами именно материальной культуры.

          Даже наша нематериальная культура, то бишь знания — это мелочь по сравнению с искусственно преобразованной средой. А наш разум — это мелочь даже по сравнению со знаниями".

          То есть получается, что разум (моделирующая деятельность мозга) стал изобретать разные нововведения, стал создавать, накапливать, расширять и обогащать материальную культуру. И в то же время разум — мелочь (равно как и знания).

          Но ведь без разума не было бы этих нововведений, не было бы создано, накоплено и расширено пространство материальной культуры. Строго выражаясь, вообще-то, наверное, культура в нынешнем виде и возникнуть без именно такого разума не могла.

          Или я не прав в этом рассуждении?

          Уважаемый Антон, вынося низкую оценку роли разума в успехе человеческого общества, я исхожу из наблюдений за жизненными успехами различных видов животных.

          Вот я уже упомянул про китообразных. Имеется ли у них разум? Да, имеется. И причём действует с дикой силой. У меня об этом написано в тексте про кризис научной фантастики: исследователи видят, что дельфины несомненно и успешно передают друг другу весьма абстрактную, заметно отвлечённую от конкретики информацию посредством звуков (новый дельфин узнаёт в процессе интенсивного общения от дельфина бывалого, какие придумки со стороны дельфинологов ожидает его в экспериментальном бассейне), но в этой информации всякий раз нет тех сходства, определённости, повторяемости, которые присущи привычным для нас человеческим языкам.

          Один исследователь предположил, что в языке дельфинов понятия как обозначения представляют собой копии звуковых отражений от предметов.

          Я же считаю, что этого мало, что на копировании одних лишь звуковых отражений от неоднородностей внешней среды далеко не уедешь, что всё равно требуется более полноценная система понятий.

          И эта система понятий, фактический язык — например, для двух контактирующих дельфинов — всякий раз, судя по всему, создаётся заново.

          То бишь то, что у нас как у индивидуумов имеет место лишь в зародыше, а полностью возникает только, во-первых, в больших коллективах, а во-вторых, только на протяжении многих лет, у двух дельфинов легко возникает в течение нескольких часов. (Вообще, это всего лишь перепев старой идеи Роберта Шекли из рассказа "Может, поговорим?")

          А про кору больших полушарий дельфинов, превосходящую по размерам нашу — тоже бесспорный орган высшей нервной деятельности — я уже писал.

          Таким образом, повторяю, у китообразных имеется высшая нервная деятельность.

          Но каковы успехи этих бедолаг в плане выживания? А таковы, что китообразные полностью или частично истреблены. То есть они ничем не отличаются в данном плане от миллионов неразумных видов животных.

          В то же самое время имеются такие виды явно неразумных животных, которые на нашей планете очень успешны. Это, например, термиты и муравьи. Те и другие имеют биомассу бо́льшую, чем все прочие насекомые, вместе взятые.

          Эти неразумные существа, как известно, занимаются масштабной производственной, орудийной общественной деятельностью: возводят огромные термитники или системы подземных жилищ с грибными плантациями (выращивание особых грибов — это основное занятие большинства видов муравьёв).

          Кто как, а лично я считаю, что орудие — это не только примитивный камень в клюве стервятника, но и бобровая плотина, долго и целенаправленно возводимая и преобразующая экосистему тысячегектарного леса, и термитник как полноценный дом десятиметровой высоты. Позволяющий такому влаголюбивому и нежному, такому плохо защищённому внешними покровами виду животных, как термиты, забивать собой территории даже полупустынь.

          Соответственно, я и прикидываю: в том случае, если имеются и разум, и социальность, и гуманизм — как у дельфинов — но нет материальной культуры, нет развитой системы длительно сохраняющихся орудий (звуковые лучи — это, конечно, тоже орудия, заставившие разум развиться, но слишком эфемерные для масштабной передачи полезных наработок от предков к потомкам), то успех в воспроизводстве находится на среднем "дикорастущем" уровне.

          В том же случае, когда никакого разума нет — как у муравьёв — но имеется материальная культура (хотя бы как у кораллов Большого Барьерного рифа) и такое непременное средство её передачи, как коллективность, колониальность, то успех в воспроизводстве оказывается выдающимся.

          Вы написали про разум:

          "Но ведь без разума не было бы этих нововведений, не было создано, накоплено и расширено пространство материальной культуры. Строго говоря, вообще-то, наверное, культура в нынешнем виде и возникнуть без именно такого разума не могла".

          Да, конечно, разум — штука хорошая и потенциально дико мощная. Но ведь в мире пока существует бионика (помните довольно известную до сих пор радиопередачу "КОАПП": "Комитет Охраны Авторских Прав Природы"?), то есть наука, ищущая прототипы человеческих изобретений в неразумной природе.

          Иными словами, неразумная природа благодаря своему очень длительному существованию наделала эволюционным путём изобретений больше, чем всё разумное человечество. Правда, существующее в полтысячи раз меньше, чем неразумная природа. То есть разум, вообще-то, берёт разгон и в дальнейшем — при "машинизме" — добьётся величайших успехов.

          Но пока у него, во-первых, имелась более-менее адекватная замена, а во-вторых, он проявлял себя далеко не зубодробительно. Реально зубодробительно — по части успехов в расширенном воспроизводстве — проявляли себя пока только орудия и связанная с ними коллективность.

          Так что давайте будем материалистами. То есть давайте исходить не из возвышенных и привычных представлений, а из достигнутых результатов. Судят ведь по факту, по результату действий, а не по намерениям и потенциям.

     26.12.2017

 










        extracted-from-internet@yandex.ru                                                                                               Переписка

Flag Counter Библиотека материалиста Проблемы тяжёлой атлетики