Есть вещи поважнее революций

(Ответ одному из вроде бы сторонников)

 

          Уважаемый читатель, мы очень признательны Вам за добрые слова. Правда, Вы, кажется, ассоциируете наши взгляды с неким "революционным марксизмом".

          Но что это такое — "революционный марксизм"? Судя по всему, это такая концепция (учение, система взглядов), акцент в которой делается именно на революцию, на достижение всеми силами акта самого масштабного социального переустройства: ведь в Вашем выражении "революционный марксизм" несомненен упор на революционность. В этом выражении очевидно стремление приблизить революцию как максимально безжалостное восстание, побыстрее её совершить, любыми средствами начать масштабную, как сегодня принято выражаться, "движуху".

          Но, к сожалению, как показывает практика, сторонники подобных радикально-кровожадных концепций обычно перегибают палку настолько сильно, что сталкиваются с результатами, противоположными ожидаемым. Другими словами, если стимулируемая ими "движуха" и происходит, то оказывается на деле контрреволюцией. То есть актом перехода от более прогрессивной формации к менее прогрессивной. Именно такая беда постигла, например, в октябре 1917 года большевиков, которые надеялись перетащить страну от капитализма вперёд к социализму, но реально перетащили её из капитализма обратно в феодализм, в сословное царство бюрократии.

          Что же касается нас, материалистов, то мы революции как переходы власти от менее прогрессивного класса к более прогрессивному (причём совсем не обязательно в кровавых, в катастрофических формах), конечно, приветствуем — но с некоторыми оговорками. Революции — они, равно как и вообще всё на свете, хороши только в своё время и на своём месте. Не стоит возводить их в абсолют. Ведь в деле улучшения жизни людей имеются феномены во сто крат более весомые, чем революции. Мы имеем в виду, конечно, технические усовершенствования.

          Нет никакого сомнения в том, что подавляющее большинство людей сочтёт, что лучше быть жестоко эксплуатируемыми, но жить припеваючи — чем подыхать от голода, будучи свободными от какого-либо социального угнетения.

          То бишь лучше быть, например, несчастным американским рабочим, который влачит безбедное существование на собственной вилле и что ни год вынужден осваивать какие-нибудь технические новинки вроде персонального компьютера, беспроводного телефона, мобильного телефона, спутникового телевидения, пластиковой карточки, интернета, автомобиля новой модели и т.д., нежели полностью свободным от гнёта проклятых американских империалистов Робинзоном Крузо на малообитаемом острове.

          Конечно, социальные порядки, стимулирующие технический прогресс, иногда бывает совершенно невозможно установить без революций. И тогда, безусловно, революции становятся необходимыми, и их следует только приветствовать. Но до тех пор, пока на пути улучшения жизни людей можно использовать какие-нибудь иные средства обеспечения прогресса — до этих пор о революциях лучше и не помышлять: только хуже будет. Тем более в ситуации, когда бо́льшая часть членов общества к новой формации, к новым общественным порядкам абсолютно ещё не готова.

          Так что, пользуясь известным изречением бывшего госсекретаря США Александра Хейга "Есть вещи поважнее мира", можно утверждать, что есть вещи поважнее революций. И мы поэтому вовсе не "революционные марксисты", а, повторяю, простые материалисты. Впрочем, мы, безусловно, и марксисты — настолько, насколько в марксизме имеется материализма.

     19.12.1999 г.

 










        extracted-from-internet.com@yandex.ru                                                                                       Переписка

Flag Counter Библиотека материалиста Проблемы тяжёлой атлетики