Строгость подходов: всегда ли она оправдана?

(Пришедшее в голову)

 

          Уважаемый Историк, Вы написали мне:

"...когда Вы занимаетесь альтернативной историей, точнее, когда обдумываете какое-либо иное развитие исторических событий, пожалуйста, делайте это с соблюдением столь любимой Вами логики, а также пары важных правил.

          Первое: для чистоты мысленного эксперимента заменить можно всего лишь один фактор. Остальные же должны остаться неизменными.

          Второе: нужно взвесить вероятность появления этого изменённого фактора в исторических обстоятельствах. Иными словами, нужно посмотреть, насколько сей изменённый фактор согласуется со всеми прочими факторами. Которым, повторяю, надлежит остаться неизменными".

          Сегодня широко известны два противоположных по смыслу изречения.

          Первое: "История не имеет сослагательного наклонения". В целом это изречение является для большинства историков руководством к действию, отчего они крайне отрицательно относятся к так называемой "альтернативной истории". То есть к попыткам, обычно худ.литературным, описать иной ход исторических событий, связанный с изменением какого-нибудь более-менее важного ситуационного фактора.

          Второе изречение следующее: "История никого ничему не учит". В этих словах содержится, во-первых, упрёк нам, людям, за то, что мы, к сожалению, сплошь дебилоиды, не способные руководствоваться красноречивыми историческими уроками. А во-вторых, фактическая констатация, утверждение того печального факта, что с дебилизмом людей ничего поделать нельзя, что этих принципиальных горбунов исправит только могила.

          Но ведь практика показывает, что настоящие дебилы часто очень неплохо поддаются обучению — в том смысле, что к 30-40 годам усваивают весь набор нужных человеку сведений и фактически перестают отличаться от нормальных людей. Происходит сие, понятно, потому, что нормальные люди после школы в основном теряют стимулы к развитию и останавливаются в нём. Слабоумные же — имеющие, понятно, лёгкую или среднюю, а не тяжёлую форму дебильности — каждодневно вынуждаются жизнью к получению объёма нужных знаний. И в итоге набирают этот объём.

          Стало быть, если обучение проводить неотступно, то нужные знания и навыки, привычки удастся привить даже дебилу. И напротив: если обучения вообще не проводить, а поставить на нормальном или даже на жутко талантливом человеке жирный крест — мол, "История его всё равно ничему не научит" — то этот человек останется невеждой.

          Но что такое эффективное обучение, что оно собой представляет? Эффективное обучение — это бомбардирование сведениями примерно одного и того же толка. Например, сведениями о получении еды. Или сведениями об избегания засад. Сведениями же слишком разного толка не повторяются, а потому оставляют неглубокие и быстро исчезающие отпечатки.

          Поэтому повторяю: дабы отпечаток получился глубоким, то есть дабы привычка сформировалась, дабы знание вовремя вспоминалось, нужно долго бить в одну точку. А не скакать в разных направлениях.

          Тем не менее, разнообразие для эффективного обучения тоже необходимо: ведь мы, люди — прежде всего обезьяны. Непоседливые и склонные скучать. Поэтому при эффективном обучении систематичностью иногда необходимо жертвовать в пользу некоторой хаотичности оперирования обучающей информацией. Иначе заскучавшая обезьяна будет постоянно отвлекаться и не сможет эффективно воспринимать обучающие сведения.

          Приведённые Вами, уважаемый Историк, два правила

          "Первое: для чистоты мысленного эксперимента заменить можно всего лишь один фактор. Остальные же должны остаться неизменными.

          Второе: нужно взвесить вероятность появления этого изменённого фактора в исторических обстоятельствах. Иными словами, нужно посмотреть, насколько сей изменённый фактор согласуется со всеми прочими факторами. Которым, повторяю, надлежит остаться неизменными".

на самом деле носят вовсе не императивный, как Вы представили это, а всего лишь желательный характер. Да, при анализе лучше действовать именно систематично. Но если у человека получается действовать не систематично, а хаотично, методом тыка, то фатально такое действие на результатах обычно не сказывается. И даже обретает наименование "творчество".

          Кстати, системно можно менять и очень большое число факторов — как это происходит по методу Фрица Цвикки, придумавшего так называемый "морфологический анализ". То есть систематический перебор вариантов исследуемого объекта с последовательно меняющимися параметрами.

          Что же касается второго приведённого Вами правила, то оно касается разборов именно реальных исторических ситуаций. Где нет места фантазированию, где оно неэффективно, где оно только сбивает с толку, отдаляет от решения задачи.

          Но я ведь и не ставил перед собой такой узкопрофессиональной задачи. А больше рассуждал на чисто гипотетическую тему, применял так называемое "фантастическое допущение": "А что, мол, произойдёт, если...?"

          "А что, если в 1894 году вместо будущего великомученика к власти пришёл бы какой-нибудь генерал Пиночет?"

          Посему к подобным рассуждениям не следует предъявлять те строгие требования, которые необходимы при, повторяю, профессиональном анализе реальных исторических коллизий. Ведь мы, любители истории и политэкономии, органически нуждаемся в достаточно частом применении именно буйного воображения. Иначе мы быстро заскучаем и перестанем быть любителями этих областей знания. И наше обучение историей безнадёжно застопориться.

          В общем, дабы история начала учить человека чему-то дельному, нужно всё-таки не бить этого человека по рукам в случае его пусть даже очень наивного, непрофессионального увлечения альтернативщиной.

     17.11.2018


 











        extracted-from-internet.com@yandex.ru                                                                                       Переписка

Flag Counter Библиотека материалиста Проблемы тяжёлой атлетики